На главную


Get Rich or die trying

Джеймз и Ричард

 

Лодаун (Lodwon) за 2005.
Текст Свена Фортманна.

Перевела Анастасия April Dancer.

Зовите его 50% Unkle. Зовите его супер-одарённым продюсером. Зовите его мультиинструменталистом. Зовите его клаббером, любящим развлечения. Зовите его как угодно. Но пожалуйста, мать вашу, перестаньте называть его заместителем Шадоу.

Ричард Файл впервые оказался в студии около десяти лет назад и первая музыкальная вещь, к которой он приложил руку, впоследствии была выпущена. C годами он превратился в продуктивного продюсера и выпустил пару великолепных прогрессив-брейкс двенадцатидюймовок под псевдонимом Forme на лейбле Адама Фрилэнда Marine Parade. О, и конечно же имеется причина, по которой он был указан на дебютном альбоме South как Сэр Ричард Файл. Но это тогда, а это — сейчас. 2005 год будет годом, когда он наконец совершит заслуженный прорыв. Три записи на подходе — третий релиз Unkle, первый альбом Forme и заодно дебют его нового детища Rich — у вас вряд ли есть шанс проигнорировать его борьбу против любых видов предсказуемой попсы. Мы встречаем доведённого до нужного состояния и с очаровательно затуманенными глазами Ричарда Файла в его студии недалеко от Лондон Бридж.

— Когда ты решил заниматься музыкой профессионально?

— Я впервые оказался в студии десять лет назад и первая вещь, над которой мы с другом поработали, потом была подписана на лейбле. Так что вместо того, чтобы иметь время разобраться с тем, чего ты действительно хочешь, я использовал его для выпуска треков… и они звучали очень по-разному. Я начал с совершенно сэмпловой музыки и через желание получить звуки, которые я не мог найти в сэмплах, я перешёл к игре на всём, до чего могу дотянуться. В конце концов я оказался на этапе, где стал рассматривать себя как певца и композитора, который ещё занимается технической стороной дела. Но определённо есть конкретный способ, с которым ты подходишь к игре на инструментах, когда ты провёл годы за семплированием.

— Что заставило тебя медлить с предложением своего материала?

— Я не знаю, чувак. Запись будет выпущена под названием «Rich»… знаешь, это намного больше, чем просто моё имя, здесь гораздо больше подтекста; это значит, что у меня есть возможность сделать это любым образом. На уровне группы или одному. Думаю я точно могу определить — пока я делал это, я был счастлив… прийти к тому моменту, где я действительно хочу делать больше, где я хотел бы двигаться в конкретном направлении. Когда я только начинал, речь шла больше о работе с драм-н-бейсом, затем с брейкбитом, потом Mo’Wax, потом South, потом саундтрек к «Sexy Beast»… не нужно забывать также множество ремиксов Unkle. Всё верно — после первого альбома Unkle, где мы с Джеймсом поняли, что нам вместе хорошо работается, и так получилось, что мы вместе сделали много миксов. Знаешь, это просто случилось… и честно говоря, на самом деле тогда я не видел себя в качестве музыканта или продюсера. Но из этого вырос интерес к пению, и это было тем, что я всегда хотел бы видеть основой моих творений. Так что это подтолкнуло меня к обучению игре на гитаре, потому что мне нужно было подо что-то петь. Этапы менялись совершенно органично, переходя друг в друга. Но до настоящего момента мне нужно было делать очень много для Unkle… запись, продвижение, концерты и т.д… Только недавно я нашёл время для того, чтобы заняться написанием песен… и к началу этого года я понял, что у меня есть уже много материала, весьма подходящего для следующего альбома. И конечно, я не хочу ждать до четвертого альбома Unkle, мне нужно выплеснуть из себя всю эту хрень как можно скорее. В противном случае у меня накопится 60 песен и бэк-каталог будет весьма беспорядочным. И по счастью, я сейчас нахожусь в положении, где не должно быть слишком сложно выпускать максимальное количество музыки. Так что к концу этого года выйдет моя запись и новый альбом Unkle.

 

— Доволен ли Адам Фриланд фактом, что он должен будет ждать ещё один год, пока у него появится возможность выпустить твою запись Forme на лейбле Marine Parade?

— Знаешь, написание песен — а не просто изготовление треков — было последним занятием, которым я действительно серьёзно занимался, и сейчас это для меня самое важное… И я хотел бы направить этот энтузиазм в определённое русло. То, что я должен откладывать запись Forme, понятно, не очень хорошо, но трасформация, которая со мной происходит в данный момент, положительно повлияет также на материал Forme, и Адам это знает. Я просто не хочу выпускать то, в чём я не очень убеждён.


— Кстати об убедительности… Я считаю ты проделал потрясающую работу с вокалом на последнем альбоме Unkle!

— Спасибо, чувак, я это очень ценю. Были времена, когда я не чувствовал себя комфортно перед микрофоном… но конечно это не для записи, так? Было время, когда… (смеётся) хорошо, история такая: однажды я подумал, что отличной идеей будет напиться и спеть. Я имею в виду, что некоторые люди так делают и при этом звучат лучше. Таким образом я оказываюсь в студии и готов это совершить. Я подхожу к микрофону, пою… И я слушаю себя пока пою и думаю, что это лучшее, что я когда либо делал. Но наш продюсер в то время был не согласен и сказал мне что я грёбаный кошмар и что я должен убираться отсюда. Но я думал что я был безупречен, так что мы заспорили и очевидно я психанул, потому что он нагрубил мне. Я бежал из студии (смеётся)… Я думаю это даже была не моя машина, это была машина папы моей девушки. В любом случае, я запрыгнул туда, выкрикнул какую-то чепуху… и слава богу она поехала вперёд в стену, а не назад на дорогу. Так что проблемы были только со мной и машиной. В результате я понял, что наверно для меня лучше всего не напиваться, когда я пою.

— Тем не менее ты умудрился придать трекам Unkle и Forme характерную особенность через свой голос.

— Ты имеешь в виду, потому что я пою как девчонка?


— Если ты хочешь называть это таким образом… но я вообще-то хотел сделать комплимент.

— Спасибо, чувак. Я помню, «Panic Attack» был первым треком, который мы записали… легко можно сказать, потому что я пою очень низко. Но за недели в студии я приобрёл уверенность. Я много слушал Radiohead, Grandaddy и Mercury Rev в то время, и конечно весьма помогло пение под них в у себя в машине.


— Когда ты пишешь музыку и заканчиваешь трек сопровождения, бывает ли трудно решить, для какого проекта он лучше подойдёт? Или ты работаешь по конкретной схеме для каждого проекта?

— В конце прошлого года я делал запись Forme… так что у меня было до хрена идей для неё. Это конечно совершенно отдельный порядок написания, потому что это вообще не связано с мелодиями. Там самое большее два тона, и то если повезёт. Большинство из них висят на одной ноте. Но в любом случае в этом году я снова сосредоточился на песнях. Они все написаны под акустическую гитару, но понятно что я не хочу делать акустический альбом. Так что на данный момент я занимаюсь переписыванием музыки для некоторых частей… буквально выбирая вокал и переписывая мелодии и аранжировки для них. Так что уровень написания песен, мелодий и текстов завершён… (смеётся) не считая 20 куплетов, которые всегда используются в последнюю минуту. Это почти как делать ремикс на свои свобственные треки. Как ты можешь представить, тяжеловато работать над своим собственным материалом от начала до конца, особенно если ты занят на вокале, и это становится весьма личным. Что действительно вдохновило меня сделать «Rich» — это работа над ремиксом на The Slides… они — фантастическая новая группа, весьма психоделичная, с очень громким саундом. Во всяком случае они спросили меня, могу ли я сделать на них ремикс. Но я не чувствовал, что материал Forme улучшит их песню, и я совсем не хотел её раскраивать. Так что я рассматривал процесс более как создание песни, в противоположность к созданию ремикса на неё, потому что я хотел как можно больше сохранить её структуру… Я буквально переписал песню, как если бы другая группа играла её. Вот как возник «Rich». И это было прекрасное начинание года, хорошая основа для направления, которым я хотел следовать. Один из моих друзей говорил мне, прости что я переключаюсь туда-сюда, чувак… один из моих друзей сказал, что было бы неплохо одевать другую голову для каждого этапа работы над записью альбома, если ты понимаешь, о чём я. Продюсерская голова, композиторская голова… ты на самом деле должен разделять их. Если ты создаёшь свой собственный материал, ты должен рассматривать его с разных сторон, совершенно раздельных. В противном случае ты затеряешся в грёбанных деталях. Наконец ты должен максимально абстрагироваться от своего материала.


— А как насчёт головы-текстовика?

— (смеётся) Это часть пишуше-композиторской головы. Композиторская голова, которая включает написание аккордов, базовых мелодий и текстов... которые составляют один хороший куплет. Остальное — это просто ожидание и надежды о том, что больше слов придёт в нужное время. Я знаю, это звучит весьма параноидально, но это имеет смысл, поверь мне.


— В чём прелесть записей Forme — тебе не нужны тексты, тебе просто нужно придумать одну сильную броскую фразу для импровизированного припева.

— Правда. Знаешь, мне нравится слышать вокал в песнях, и он конечно придаёт характерную особенность танцевальному треку. Если ты делаешь это правильно, то это может придать треку даже нечто вроде глубины. Я делал вокал для «Let it all out» на последней записи Unkle… бля, я имею в виду на последней записи Forme, потому что не нашёл другого хорошего вокального сэмпла. Плюс, я понял что с моим первым синглом Forme «Kick a hole», из-за сэмпла, который я использовал, я потерял по крайней мере 50% публикаций, что несколько раздражает. Так что лучше делать всё самому.


— А как это работает, когда вы в студии вдвоём с Джеймсом?… Можешь ли ты сказать, что это 50/50, что каждый из вас вовлечен в равной степени в процесс создания ремикса или нового трека?

— Безусловно, чувак. Мы в самом разгаре создания ремикса на Роберта Планта, мы только что сделали последний сингл Иэна Брауна и мы делаем ремиксы на кое-что из нового альбома QOTSA. (смеётся) Мы просто идём в студию и делаем это, чувак. Огромная разница между нынешним Unkle и Unkle двухгодичной давности в том, что раньше мы в основном искали сэмплы и у нас была только та музыка, которую нам давали для экспериментов. Теперь у нас гораздо больше созидательной составляющей, у нас появилось больше оборудования и оно стало лучше, и я стал достаточно хорошо играть на гитаре… ну, во всяком случае для того, что нам нужно. Если ты ищешь сэмпл, подходящий к аккордам песни, ты можешь провести в студии недели. Так что на следующей записи Unkle будет мало, ну, не особо много сэмплов. Идея состоит в том, чтобы разработать некоторые идеи до, потом встретиться в студии, а там как пойдет. Это способ шлифовки материала, который мы хотели бы оставить… Он будет звучать более сыро, более непосредственно. Мудрое сотрудничество… единственный, кого я могу назвать определённо, это Иэн. Он всегда будет там и я очень счастлив, что имею возможность сказать это.

 

 

— Мне было интересно, до сих пор ли пресса фокусируется только на Джеймсе, когда речь идёт об Unkle?

— Достаточно справедливо, потому как только он является константой в Unkle. Раньше был Тим и Шадоу… Теперь я. Это его детище и он занимается им уже больше десяти лет. В последнее время нам приходилось общаться с прессой более на тему «а где Шадоу»… и это несколько раздражает. Что случилось, то случилось… теперь всё так. Я не ёбаная замена (смеётся). Заткнитесь…

БЛЯТЬ, Я — ЭТО Я!

RICH


Neon one (27 МБ)

1. Big Mistake 3:10
2. Time Is Mine 3:38
3. In My Head 5:30

 

 

 

© Анкл77.ру
Любые замечания, фотки, видео, аудио, статьи
и пр. весьма приветствуются на 77@unkle77.ru